Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
13:02 

О вере...

Кому же можно верить в этом чертовом мире... Эти лгут в глаза, у тех свои нитересы и ты для них не более чем пешка, еще однив вообще все равно есть ты или нет... Бред, я запутался. Я как тот чукотский мальчик: я из лесу выполз, увидел огни и понял Москва. Куда китится мир, всюду ложь, предательство, лесть... Грязь поднялась уже выше колен и скоро в ней утонет все то, что пока еще чисто и светло... Забится в шкаф, всять из загашника 3х литровую баночку со спиртом, и не вылазить с месяцок... Дожили, боюсь и не верю людям...

@музыка: Нау-Железнодорожник

@настроение: ликеро-водочное

11:31 

Через тернии к звездам(с)

Мда... и почему люди не могут жить без приключений, обязательно надо куда-то залезть, притом по уши... Гладкие дороги нам не понутру, надо радостно чапать по буреломы, пыхтя и матерясь где же та дорога... Нужно возвести вокруг себя стены, потом судорожно их преодолевать, а преодолев забыть о том как это получилось, наткнутся на новую и продолжить все сначала... Проходя делать дольно самым близким, искать выход, не зная входа... Вспоминается рассказик написанный очень и очень давно, или совсем недавно...

Стены.

Темная ночь. Вьюга. Пустынная курилка с пожелтевшими от никотина стенами. Бьющаяся в агонии лампа дневного освещения, скачущие мысли…

Стена… Стена отчуждения, непонимания и злобы… Удар… Стесненное дыхание. По телу медленно расползается сеть мелких трещин. Тухнущая мысль: а она все же крепче… Сознание рассыпается на тысячи мелких осколков… Пыль и пепел. Великое небытие… Музыка, невзирая на преграды и расстояния просачивается тихая, грустная мелодия в три аккорда, зовет за собой… Проходит вечность, или краткий миг… От звуков музыки пробуждается Воля, оглядывается, печально созерцая руины сознания, и порождает Силу. Сила сметает останки в небольших размеров кучку. Появляется Боль. Через боль формируется оболочка – тело. Вместе с телом рисуется Образ скрывающегося в небытие Сознания. Средь тишины звучит голос, произносится первое слово. Слово перетекает в действие, собирающее осколки в блеклое подобие Образа. Многих частичек уже просто нет, они канули в лету… Пепел, их место занимает пепел, он играет роль «цемента»… Заново рождается Сознание. Из кучки грязи возле стены вновь восстает Человек. Он снова пытается пробить Стену и снова превращается в прах… Он слеп, пока еще слеп, он еще не видит иного пути. Возрождение повторяется снова и снова, каждый раз появляется немного другой человек. Постепенно глаза его раскрываются, правда еще не широко и не на долго, но они видят… Рядом со стеной вырастает колонна сложенная из частичек его души. Человек преодолевает стену оставив часть себя, приобретя часть себя, он отправляется в новый путь… Даже не совсем он, даже не совсем в новый… На пути будут встречаться все новые и новые стены, но ему они не помеха, он уже знает ответ: нельзя преодолеть собственноручно воздвигнутую стену не оставив что-то взамен того что он найдет за ней. И человек меняется, меняется, для того чтобы пройти этот путь и найти себя. Чем дальше он идет тем реже путь перегораживают стены. А когда-нибудь придет понимание и рухнет последняя стена и он увидит что начало и конец почти едины, что путь к себе мог быть краток и прям, а его дорога к себе была длинна только из-за рукотворных стен, воздвигнутых его собственными руками. Тогда он скажет, и слова его будут истиной: я прозрел, и обретет покой и счастье…
Сигарета вновь обжигает непослушные пальцы… Еще одна ошибка, еще одна стена позади, возможно что-то виднеется и впереди, но это будет после… Я понял суть, я вижу выход, и стены мне не страшны, почти не страшны… Почему почти, потому что при появлении стены чаще всего страдают самые близкие, а их боль страшнее собственной… Отметина на теле, памятка, и радость на душе…

@музыка: Сплин - Мы сидели и курили

@настроение: глубокая задумчивось

00:21 

Город Теней

Городская ночь. Гирлянды фонарей, россыпью украшают улицы. Редкие огоньки светящихся окошек озаряют мрачные, погруженные во тьму фасады зданий. Тоскующие руки наконец-то касаются руля. Подгонка кресла, судорожный поиск ключей по карманам куртки. Есть… Затаив дыхание поворачиваю ключ в замке. Где-то там, в недрах капота, нехотя, с ленцой просыпается зверь. Утробное урчание сменяется торжествующим рыком. Сброс сцепления. Где-то позади, на освобожденном из ледового плена асфальте остаются две черные полосы. Моментально кончается первая… Вторая… И вот уже, ненавязчиво так, просится пятая. Лечу по пустынным улочкам. Проснувшийся зверь все взвинчивает темп, отпускаю себя, сегодня он царь и бог… Дорога серой лентой уносит в ночь, городские огни тают в дали. Мы остаемся одни: такая желанная и манящая дорога и я. Мелькают верстовые столбы, эйфория уступает место грусти, ледяной глыбой наваливаются не веселые мысли…
Впереди вырастает неясный силуэт. Свет на «дальний», вглядываюсь в сумрак: дома, очертания огромнейшего города. Откуда он здесь? Мелькает догадка: неужели Он существует? Вечный Город. Город Сумрака о котором сложены легенды, а очевидцев можно пересчитать по пальцам одной руки… По чьей же не доброй воле ты встал на моем Пути, кто послал меня навстречу с Тобой…
Унылые пустынные улицы вглядываются в меня разбитыми витринами. Глухо хлопают двери опустевших подъездов и квартир. На месте окон – пустота. Это город пепла и праха, город восставших теней. Он давно забыл звук людских шагов, детский смех и поучительное бурчание родителей, радость влюбленный и теплоту душевных встреч, горечь расставаний и слезы обид, плачь несчастья и дружескую помощь, запах кофе и пожухлой листы не витает над его аллеями. Город не помнит ничего. По его бульварам и улочкам бродят тени, тени тех кого нет, фонтаны засыпаны пеплом и болью страдающих душ…
Чихая, глохнет бензиновое сердце, его уже не оживить, холод Города сковал его. Шепот ветра и шорох медленно катящихся по захламленному асфальту шин. В свете тухнущий фар проявляются призраки, наваливается страх и одиночество. Призраки бродят по городу, заглядывая в окна слепыми глазницами. Они ищут душу, живую душу, которую можно заточит в Городе, вдохнув в него жалкое подобие жизни. Единственная живая душа в этом царстве скорби – моя. Страх заползает за шиворот, пронзает разум, заставляя сердце сбавить свой ход… Внезапно, словно из небытия раздается глас: «Стоит ли жить тем чем живешь? Верить в то во что веришь? Если стоит, то за это стоит бороться и умереть. Ибо то, что не стоит смерти, не стоит ни жизни, ни веры(с). Всмотрись в них, они живут в тебе самом. Единожды ты их победил. Теперь они обрели плоть и снова грозятся поглотить тебе, сделать частичкой механизма. Выбирай: остаться в этом черно-белом, но до боли знакомом мире, или забыв обо всем выйти в ночь, пойти навстречу краскам преодолев себя. Выбор твой. Решайся и не жалей о том что решил…» Надоевшая серость, наползающие страхи пытаются убедить меня в том что так все и должно быть, не верю. Не верю! Не мое это, хочу красок и доверия. Откапываю в недрах «бардачка» вороненое лезвие ножа, серебряную цепочку с шеи – на кулак, там она нужнее. Собратья с силами, открыть дверь и сделать первый шаг… Дальше будет не до сомнений. Эх, была-небыла… Открываю дверь, выхожу в ночь, навстречу былому…
… Ночь. Темная беспросветная ночь. Череда подъездов, бесчисленные взмахи и удары, уставшее тело и блуждающая в аду душа…
… Сил нет, совсем нет… Сорванные сухожилия взрываются болью на каждое движение… Натруженные мышцы отказываются двигать непослушное тело… Разорванное тысячами демонов тело, просит смерти… Лунные блики на лезвии ножа все реже и реже… Рваные звенья цепочки представляют собой маленькую полоску въевшуюся в тело… Боль… еще чуть-чуть, совсем чуть-чуть, осталось немного… Небо на востоке тронуто робкими лучами солнца, скоро рассвет… Справимся, русские просто так не сдаются, пока бьется сердце – идет бой, вечный бой…
Первые лучики солнца пробежали по запорошенным пеплом улицам. Кровь смешивается с прахом… Легкий ветерок уносит боль, врачуя раны… Оживают краски, рождаются чувства… Я жив! – кричит душа. Сознание меркнет, давая желанный отдых, позже оно откроет новые горизонты мира, научит смотреть и видеть, а пока покой… Память уносит растерзанную душу на аллеи детства, где есть радость познания, теплота улыбок, радостные блики солнца на витринах и большие-пребольшие деревья. Сосны стройным рядком стоят вдоль проторенной тропинки, рядом кто-то большой и бесконечно добрый, он ласково треплет вихрастую макушку и указывает дорогу, дорогу домой…
…Город пройден, но какая-то моя часть осталась в нем, так же как и он остался во мне, но я его не боюсь. Страхи отброшены, за плечом появляется образ, образ Свободы помноженной на Веру, Веру в себя…

Наброски в потертом блокноте...

главная